?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Как простому человеку немножко разнообразить рождественскую трапезу.
зима 2012-13
aksuramax2
Великому Празднику Рождества Христова предшествует так называемый Новый Год.
Праздник этот нечестивый, заморский, не известный ранее на Руси. Но поскольку сей обычай уже весьма давно установился, то радушному хозяину не следует им вовсе пренебрегать - дабы не огорчить своих друзей и близких.

Непременным блюдом на этом празднике бывает салат Оливье.
Блюдо это самое простое, оно не требует от хозяйки никакого особого искусства, а от хозяина - больших материальных затрат.
Вот общепринятый и наиболее безхитростный способ его приготовления:

-__аааОливье1


Поскольку вплоть до самого Великого Христова Рождества продолжается пост, то и пище в сии дни подобает быть легкой, отнюдь не разжигающей на срамные помыслы, не поставляющей никакого препятствия для смирения и истиннаго покаяния.

Обыкновенно в сей Филиппов Рождественский пост к столу подают: паровые сельди да свежие мороженые, лещей на пару, спинки белорыбицы, спинки лососьи, спинки нельмы, спинки семужьи, стерлядь на пару, сига, лодогу на пару, студень рыбный, караваи, поросят мясных, утят мясных, уху шафранную, уху черную, уху налимью, печень, молоки налимьи, уху окуневую, уху плотичью, уху из лещей, уху из карасей, тавранчук белужий, тавранчук осетровый, тавранчук севрюжий, тавранчук стерляжий, уху мешочком, уху с клецками, уху стерляжью, уху судачью, уху из потрошков стерляжьих.
Из заливных: белорыбица, лососи, нельма, стерляди, осетрина, головы стерляжьи, головы щучьи с чесноком и с хреном, вырезки, стерляди жареные, щуки отварные, лини, окуни, плотицы, лещи заливные, щучина свежепросоленая, хребет да ребра белужьи, сельди жареные, осетрина шехонская, осетрина косячная, осетрина длинная, двойные щи,– с ухой свежею да с ухой осетровой.

А уж когда время строгого воздержания и сугубого покаяния будет окончено, и наступит Великий Христов Праздник, тогда можно и в пище сделать себе некое послабление - дабы плоть от чрезмернаго и безрассудного воздержания не изнемогла.

В Великий мясоед после Рождества Христова к столу подают: лебедей да потрох лебяжий, жареных гусей, тетеревов, куропаток, рябчиков, поросят на вертеле, баранину заливную, баранину запеченую, поросят заливных, поросячий потрох, бульоны куриные, солонину с чесноком и с пряностями, лосину, заливное осердье лосиное, осердье лосиное крошеное, губы лосьи, печень и мозги лосиные, зайцы в латках, зайчатину заливную, кур с вертелов, гусиные потроха, говядину вяленую да свинину, ветчину, колбасы, желудки, гусей вяленых, вяленых кур, налимов гнутых, тукмачи, лапшу, карасей, кундумы да щи.

В тот же Великий мясоед после Христова Рождества к столу еду подают и еду рыбную, легкую: сельдь на пару, сельдь свежемороженую, лещей на пару, спинки белорыбицы, спинки лососьи, спинки нельмы, семужьи спинки на пару, стерлядь на пару, сигов, лодогу на пару, рыбный студень, караваи, поросят, уток мясистых, уху шафранную да простую уху, уху налимью, молоки да печенки налимьи, уху щучью с перцем, уху окуневую, уху плотичью, уху из лещей, уху из карасей, тавранчук белужий, тавранчук стерляжий, уху в мешочек, уху крошеную, уху стерляжью, уху судачью, уху из потрошков стерляжьих. Да заливное: белорыбица, лососина, нельмина, стерлядина, осетрина, головы стерляжьи, головы щучьи с чесноком, кружек, щуки отварные, окуни, плотва в заливном, лещевина, да щучина заливная с хреном, щучина свежесоленая, хребты да ребра белужьи, сельди жареные, осетрина шехонская, осетрина косячная, осетрина старая, щи.

Вот-с. Это если вкратце.
___________________________


  • 1
Да уж
После икры паюсной стало дурвственно
Представила такое меню сечас))

То так. Любили люди в старину со всякою едою заморачиваться.
Вот взять, хотя бы, старосветских помещиков Гоголя. Читаешь и видишь, что это совсем другой, неведомый нам мир:
. . .

Хозяйство Пульхерии Ивановны состояло в беспрестанном отпирании и запирании кладовой, в солении, сушении, варении бесчисленного множества фруктов и растений. Ее дом был совершенно похож на химическую лабораторию. Под яблонею вечно был разложен огонь, и никогда почти не снимался с железного треножника котел или медный таз с вареньем, желе, пастилою, деланными на меду, на сахаре и не помню еще на чем. Под другим деревом кучер вечно перегонял в медном лембике водку на персиковые листья, на черемуховый цвет, на золототысячник, на вишневые косточки, и к концу этого процесса совершенно не был в состоянии поворотить языком, болтал такой вздор, что Пульхерия Ивановна ничего не могла понять, и отправлялся на кухню спать. Всей этой дряни наваривалось, насоливалось, насушивалось такое множество, что, вероятно, она потопила бы наконец весь двор, потому что Пульхерия Ивановна всегда сверх расчисленного на потребление любила приготовлять еще на запас, если бы большая половина этого не съедалась дворовыми девками, которые, забираясь в кладовую, так ужасно там объедались, что целый день стонали и жаловались на животы свои.

Оба старичка, по старинному обычаю старосветских помещиков, очень любили покушать.
Но интереснее всего казались для меня старички в то время, когда бывали у них гости. Тогда все в их доме принимало другой вид. Эти добрые люди, можно сказать, жили для гостей. Все, что у них ни было лучшего, все это выносилось. Они наперерыв старались угостить вас всем, что только производило их хозяйство.

— Вот это грибки с чебрецом! это с гвоздиками и волошскими орехами! Солить их выучила меня туркеня, в то время, когда еще турки были у нас в плену. Такая была добрая туркеня, и незаметно совсем, чтобы турецкую веру исповедовала. Так совсем и ходит, почти как у нас; только свинины не ела: говорит, что у них как-то там в законе запрещено. Вот эти грибки с смородинным листом и мушкатным орехом! А вот это большие травянки: я их еще в первый раз отваривала в уксусе; не знаю, каковы-то они; я узнала секрет от отца Ивана. В маленькой кадушке прежде всего нужно разостлать дубовые листья и потом посыпать перцем и селитрою и положить еще что бывает на нечуй-витере цвет, так этот цвет взять и хвостиками разостлать вверх. А вот это пирожки! это пирожки с сыром! это с урдою! а вот это те, которые Афанасий Иванович очень любит, с капустою и гречневою кашею.
— Да, — прибавлял Афанасий Иванович, — я их очень люблю; они мягкие и немножко кисленькие.
Вообще Пульхерия Ивановна была чрезвычайно в духе, когда бывали у них гости. Добрая старушка! Она вся принадлежала гостям. Я любил бывать у них, и хотя объедался страшным образом, как и все гостившие у них, хотя мне это было очень вредно, однако ж я всегда бывал рад к ним ехать. Впрочем, я думаю, что не имеет ли самый воздух в Малороссии какого-то особенного свойства, помогающего пищеварению, потому что если бы здесь вздумал кто-нибудь таким образом накушаться, то, без сомнения, вместо постели очутился бы лежащим на столе.
. . .

Вот это я понимаю - подход к еде, на то, что нынче))


Н.В. Гоголь – «Мертвые души»
– Да кулебяку сделай на четыре угла. В один угол положи ты мне осетра да вязигу, в другой запусти гречневой кашицы, да грибочков с лучком, да молок сладких, да мозгов, да еще чего знаешь там эдакого… Да чтобы с одного боку она, понимаешь – зарумянилась бы, а с другого пусти ее полегче. Да исподку-то, исподку-то пропеки ее так, чтобы рассыпалась, чтобы ее всю проняло, знаешь, соком, чтобы и не услышал во рту – как снег бы растаяла… Да сделай ты мне свиной сычуг*. Положи в середку кусочек льду, чтобы он взбухнул хорошенько. Да чтобы к осетру обкладка, гарнир-то, гарнир-то чтобы был побогаче! Обложи его раками, да поджаренной маленькой рыбкой, да проложи фаршецом из снеточков, да подвась мелкой сечки, хренку, да груздочков, да репушки, да морковки, да бобков, да нет ли там еще какого коренья?..

— Черт побери! — думал Чичиков, ворочаясь... — Просто не даст спать, пропал совершенно сон! — сказал Чичиков, переворачиваясь на другую сторону, закутал голову в подушки и закрыл себя всего одеялом, чтобы не слышать ничего. Но сквозь одеяло слышалось беспрестанно: «Да поджарь, да подпеки, да дай взопреть хорошенько». Заснул он уже на каком-то индюке...

А жареная индейка? Белая, жирная, сочная этакая, знаете ли, вроде нимфы…
— Да, вероятно, это вкусно, — сказал прокурор, грустно улыбаясь.

Сейчас и у меня сон пропадёт)

Чтобы вы, батюшка, сейчас изволили бы откушать?

Помилуйте, матушка, да разве можно-с? Уж полночь близится!
Нет уж, кефирчик полдевятого - и довольно.

А впрочем, разве что... вот прямо сей час вернулся с торжища, принес весьма недурной камамбер, положил его на ледник...
Но нет-с, умоляю, не соблазняйте!
Я нынче тверд. Вот-с.

😂😂😂😂😂😂😂😂😂😂😂😂

Снизойдите, батюшка, до угощеньица нашего. Может изволите все же откушать? А если взять молодую утку, которая только что в первые морозы ледку хватила, да изжарить ее на противне вместе с картошкой, да чтоб картошка была мелко нарезана, да подрумянилась бы, да чтоб утиным жиром пропиталась?
А к завтрему дню сызнова на правильный путь возвернетесь.

Ну, разве что молодую, неопытную - это ещё куда ни шло. Это можно-с.
А так, больше ни-ни!
Слыханное ли это дело - вкушать заполночь?
Эдак и холестерин подскочит, а там, неровен час, и до апоплексическаго удару недалеко - не к ночи будь помянут! Тьфу-тьфу!

Ну уважили, свет наш батюшка, уважили.
Слеганца откушать ещё никому не помешало. Спробуйте, спробуйте, милый наш.
Не слушайте вы всяких шарлатанов про холестерины разные.
Хорошо отужинать завсегда приятсивенно да ещё в хорошей компании.

Да и то верно. Сказывают, деды-то наши и не таковые яства вкушали, да по сто лет живали!
А нешто мы хуже?

Истину глаголете, истину! 🙏🙏🙏🙏
Всё, как есть сказываете.
И живали долго, не то что нынче и по шарлатанам не хаживали. Молитву прочтут перед кушаньем и всё в добро идёт.

А хороша была молодая уточка с картошечкой, благодарствую.
Теперь самое время почивать.
Приятных вам сновидений, сударыня!

Однако, к сожалению эти изыски кулинарные если и не были уделом избранных, то уж точно не являлись общедоступными.

Edited at 2018-01-08 06:47 pm (UTC)

  • 1