aksuramax2 (aksuramax2) wrote,
aksuramax2
aksuramax2

Categories:

Кое-что об Анне Карениной и об "отлучении" Льва Толстого.


Annex%20-%20Garbo,%20Greta%20(Anna%20Karenina)_04 151077691
(На фото- Грета Гарбо в роли Анны Карениной)

Все мои друзья увлеченно обсуждают "Анну Каренину" Толстого:)
Я не участвовал в этом обсуждении, так как читал роман еще совсем юношей и не очень внимательно, он меня тогда как-то не заинтересовал.
Но сейчас я все-таки перечитал выборочно некоторые места и решил внести свою скромную лепту в это обсуждение:)
А заодно попытаюсь сказать несколько слов о духовной эволюции самого Толстого и о так называемом "отлучении" его от Церкви.

Я перечитал главы, описывающие совместную жизнь Карениной с Вронским незадолго до её самоубийства.
Впечатление от чтения, конечно, очень тяжелое.
Можно считать Анну фигурой трагической и несчастной, но эти трагизм и несчастность совсем особого рода - это не та ситуация, когда на человека обрушиваются реальные непосильные удары судьбы и этот человек не выдерживает.
А здесь и "ударов"-то никаких настоящих не было...


Трагизм Анны в том, что её такой воспитали, такова была жизнь её круга, в нее не вложили никакого внутреннего стержня. Для нее сама жизнь, как таковая - даже самая благополучная жизнь - уже "непосильное бремя".
Это не взрослая женщина, а какой-то капризный, изнеженный, истеричный ребенок, только со взрослыми страстями и желаниями, мечущийся от эмоции к эмоции. Ну и плюс наркотики тоже (обычное дело для тех времен - даже "крутой" и рациональный Шерлок Холмс "ширялся" вовсю)).
Такую "спутницу жизни" врагу не пожелаешь:)

Ни о какой "любви" к Вронскому там и речи быть не может. Вернее, вообще о настоящей деятельной и разумной любви к кому бы то ни было, включая своих собственных детей. Это просто "страсть", в самом худшем христианско-аскетическом смысле - наркотическое эгоистичное опьянение своими эмоциями. Но любое опьянение не может длиться долго - неизбежно наступает похмелье и "ломка".

Даже если бы Вронский всё бросил и занимался бы только тем, что стоял на коленях у её ног, рыдал и покрывал страстными поцелуями кончики её пальцев - не прошло бы и часа, как в её головке промелькнуло бы: "Ах, и это всё ложь! Ах, и это только слова! Всё равно, он плачет притворно, даже боясь самому себе в этом признаться, а его сердце принадлежит мне не всецело - ах, пойду в лес, утоплюсь апстену с разбегу!"

Если называть вещи своими именами, Анна просто психически нездорова.
Ей нужна была не какая-то неземная "любовь" Вронского, а квалифицированная помощь психиатра и психолога, плюс хорошие курсы социальной адаптации с последующим трудоустройством:))

И Толстой, конечно, не просто так в конце жизни пришел к своему сектантству, т.н. "толстовству" - что надо "опроститься", отвергнуть все институты государства и общества, как "зло", и жить "простой жизнью" вместе с "народом" (оставаясь при этом богатым русским барином:)) - все это были попытки (неудачные, разумеется) протеста против той социальной системы, которая таких как Анна воспитывала.

Я про Анну только говорю, хотя и Вронский тоже всем этим страдает, пусть и в меньшей степени. Не зря его Толстой в Сербию отправляет - в компании всеми почитаемых "добровольцев"-героев (а на самом деле, как показывает Толстой, нередко пустых людей, неудачников, авантюристов).
__________________________________________


Раз уж зашла речь о Толстом, то мне представляется важным сказать пару слов о его духовной эволюции и о таком драматическом эпизоде истории отечественной культуры, как "отлучение" Льва Толстого.
Всякий раз, когда у нас в России (как сейчас) набирает силу очередная "антиклерикальная волна" (я сейчас не буду ничего говорить о причинах появления этой волны, не буду оценивать, "кто прав, кто виноват" - церковное руководство, или "борцы с мракобесием") - всякий раз всплывает этот эпизод "отлучения великого русского писателя реакционными церковными мракобесами и фанатиками".
Совсем недавно я вновь слышал об этом - на видео, из уст моего бывшего однокашника, занятого ныне составлением чудовищных небылиц о Церкви, "лошадепоклонника" Александра Невзорова.

47374_pncX2WN (Это он копыто лошади целует, если кто не понял. Лошади, "распятой и воскресшей").


Не следует думать, что сто лет назад политическая борьба велась какими-то более "благородными" способами, чем теперь. Тогда, как и сейчас, "все средства были хороши" - если цель достаточно "великая".
В юности на меня произвел большое впечатление рассказ А.И. Куприна "Анафема".
Могучий отец-протодиакон Олимпий получает во время службы распоряжение от архиепископа возгласить анафему "богохульнику болярину Льву Толстому". И протодиакон начинает во всю необъятную мощь своего голоса возглашать этот жуткий древний чин. Но где-то на середине в его памяти всплывают читанные им рассказы писателя о жизни народов Северного Кавказа, всплывают эти яркие, сочные страницы, доставившие ему такое наслаждение при чтении. И отец-протодиакон, остановившись на полуслове, задумывается, а потом возглашает "болярину Льву Толстому мно-о-о-гая ле-е-е-е-ета!!!!"
Затем он сходит с амвона (уже готовый к репрессиям), грозно рыкает в ответ на истерические причитания подскочившей своей супруги-дьяконицы, а затем "...он пошел дальше, необъятно огромный, черный и величественный, как монумент".

Очень красиво и захватывающе. Всячески советую прочесть - рассказ небольшой: http://lib.ru/LITRA/KUPRIN/anathema.txt


Но вот какая закавыка: этот прекрасный рассказ Куприна - не просто художественный вымысел. Это великолепное художественное вранье "от первого и до последнего слова"...
Ничего подобного не только не было, но и быть не могло. Никакой "анафеме" Лев Толстой не подвергался, тем более в храме с амвона.


Духовная эволюция писателя была долгой и непростой. Всю жизнь он искал рецепт преодоления тех уродств и тупиков русской (и не только русской) общественной жизни, которые он так ярко описывал в своих произведениях. Искал он этот рецепт на путях религиозно-нравственной проповеди.
В конце-концов он пришел к некоему собственному "учению", получившему впоследствии название "толстовство".
В чем его суть? Это некий радикальный анархический "руссоизм" (по имени Ж.Ж. Руссо), отвержение всех институтов государства, общества, церкви, призыв "опроститься", вернуться из городов, учреждений и светских салонов к "простой и нравственно-здоровой крестьянской жизни".
А идейной и нравственной основой этой "простой жизни" должно было стать "учение Христа" - но не церковное, а такое, "каким оно изложено в Евангелии" (то есть учение самого Толстого о Христе, учение о "непротивлении злу силою").

Если называть вещи своими именами, Толстой просто стал основателем очередной (из великого множества) радикальной протестантской секты.
У него появились последователи, довольно многочисленные - на юге России в предреволюционные годы численность общин "толстовцев" составляла несколько десятков тысяч ( те из них, кто уцелел в революционном вихре и не эмигрировал, были впоследствии уничтожены "властью трудового народа", Солженицын описывает их в "Архипелаге"). В эмиграции "толстовство" расселилось по всему миру - от Канады до Австралии. Может и сейчас еще где есть.

Разумеется, они подвергались преследованиям и в царское время - но не столько по вероучительным соображеним, сколько просто в силу своего крайнего общественного нигилизма - они отрицали все обязанности перед обществом, вплоть до налогов и службы в армии.

imagesCAZFNBJ5  picture02

По многим воспоминаниям знавших его людей сам Толстой недолюбливал своих малость малахольных "последователей" и стремился избегать встреч с ними.

Вся эта "вероучительная" деятельность Толстого долгое время не имела никакого официального отклика со стороны церковного священноначалия.
Публицисты церковные писали, иногда очень громко и яростно - "белогорячечный граф", "сумасшедший гордец и богохульник" и проч. (Феофан Затворник, Иоанн Кронштадтский), но это публицистика, а официально - пока не было ничего.
Непосредственным поводом к такой реакции иерархии послужил выход в свет романа "Воскресенье", где в гротескной (а на взгляд верующих - кощунственной) форме описывалось таинство евхаристии (причастие).

В 1901 году в газетах (не с амвона, а только в газетах!) было опубликовано следующее "определение" Синода:
____________________
Божией милостью

Святейший Всероссийский Синод верным чадам православныя кафолическия греко-российския Церкви о Господе радоватися.

Молим вы, братие, блюдитеся от творящих распри и раздоры, кроме учения, ему же вы научитеся, и уклонитеся от них (Римл. 16:17).

...В наши дни Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой. Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно перед всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь Святая. В своих сочинениях и письмах, в множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует с ревностью фанатика ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской; отвергает...

---{Далее подробно излагается по пунктам, что именно Толстой "отвергает"}---

...Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем неприкровенно, но явно пред всеми, сознательно и намеренно отверг себя сам от всякого общения с Церковью Православной. Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем перед всею Церковью к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею.

Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2 Тим. 2:25). Молимтися, милосердный Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь.

Подлинное подписали: ___
_______________________


Как видим, ничего даже и близко напоминающего "проклятие", "анафему" в этом послании не содержится.
Это простая констатация факта - "свидетельство об отпадении". И призыв: его -  к покаянию, а верующих -  к молитве за него.

Как отреагировал на это Толстой?
Во-первых, он написал "Ответ Синоду". Этот ответ был так же опубликован во всех крупных российских газетах (это к вопросу о свободе слова при "царском режиме").
В этом "ответе" он решительно подтверждает, что всё, что написал Синод - чистая правда:
___________________

"...То, что я отрекся от Церкви называющей себя Православной, это совершенно справедливо.

...И я убедился, что учение Церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же - собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающего совершенно весь смысл христианского учения.

...Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей и мертвое мое тело убрали бы поскорее, без всяких над ним заклинаний и молитв, как убирают всякую противную и ненужную вещь, чтобы она не мешала живым.

...То, что я отвергаю непонятную Троицу и басню о падении первого человека, историю о Боге, родившемся от Девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо

...Еще сказано: "Не признает загробной жизни и мздовоздаяния". Если разумеют жизнь загробную в смысле второго пришествия, ада с вечными мучениями/дьяволами и рая - постоянного блаженства, - совершенно справедливо, что я не признаю такой загробной жизни...

...Сказано также, что я отвергаю все таинства... Это совершенно справедливо, так как все таинства я считаю низменным, грубым, несоответствующим понятию о Боге и христианскому учению колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия..."
и т.д...
_____________________


А во-вторых, он был уязвлен тем, что его... никто не анафематствовал!:))
Вот что рассказывает секретарь Толстого, В. Ф. Булгаков:

"Лев Николаевич, зашедший в "ремингтонную", стал просматривать лежавшую на столе брошюру, его "Ответ Синоду". Когда я вернулся, он спросил:

- А что, мне анафему провозглашали?

- Кажется, нет.

- Почему же нет? Надо было провозглашать... Ведь как будто это нужно?

- Возможно, что и провозглашали. Не знаю. А Вы чувствовали это, Лев Николаевич?

- Нет, - ответил он и засмеялся".

То есть Толстой был недоволен именно тем, что  НЕ   ПРОИЗОШЛО  процедуры, так ярко описанной Куприным:)
(Вообще, все ярые противники Церкви остались очень недовольны этим определением Синода - оно было явно недостаточно "мракобесным", могло вызвать невольную симпатию в душах "колеблющихся" нигилистов:))


Но на этом драма непростых отношений Толстого с Церковью не закончилась.
Всем известна история о загадочном "бегстве" писателя из Ясной Поляны сырой октябрьской ночью 1910 года. Куда он бежал?
Я думаю, что и сам Лев Николаевич понимал это смутно. Он писал прощальное письмо Софье Андреевне, переделывал его много раз, менял текст. В одном из черновиков этого письма после слов о том, что он делает только то, что «обыкновенно делают старики, близкие к смерти», есть такие строки: «Большинство уходят в монастыри, и я ушел бы в монастырь, если бы верил тому, чему верят в монастырях. Не веря же так, я ухожу просто в уединение».

Но Толстой отправился все-таки именно в монастырь - в Оптину Пустынь. Он уже много раз бывал там - в  1877, 1881 и 1890 гг., беседовал со знаменитым старцем Амвросием. В 1896 году он, стараниями своей сестры Марии Николаевны - монахини известного Шамординского монастыря -  встретился с оптинским старцем Иосифом (Литовкиным). Сюда же, в Оптину, он приехал и после своего "бегства" в 1910 году.
Очевидцы рассказывали о его душевной борьбе - он несколько раз намеревался войти в оптинский Скит, побеседовать со старцами, передумывал, снова возвращался...
В конце-концов он уехал. Как известно, предсмертная немощь настигла его на станции Астапово. Там же его настигло и его окружение во главе с Чертковым - окружение, всячески незаинтересованное в возможности его примирения с Церковью.

Могло ли такое примирение состояться?
Близкий Толстому и по складу ума, и по духовному устроению герой "Анны Карениной" Константин Левин признавался себе: "Я не верю, говорю, что не верю, и не верю рассудком, а придет беда, я молюсь".
В 1904 г. умирающий старший брат Толстого Сергей Николаевич спросил его: "Как ты думаешь: не причаститься ли мне?" Лев Николаевич, к великому изумлению и радости присутствовавшей при этом Марии Николаевны, не задумываясь ни минуты, ответил: "Это ты хорошо сделаешь, и чем скорее, тем лучше!" «И вслед за этим, — рассказывала Мария Николаевна, — сам Лев Николаевич распорядился послать за приходским священником. Необыкновенно трогательно и чистосердечно было покаяние брата Сергея, и он, причастившись, тут же вслед и скончался, точно одного только этого и ждала душа его, чтобы выйти из изможденного болезнью тела.
И после этого мне пришлось быть свидетельницей такой сцены, — продолжает Мария Николаевна, — в день кончины брата Сергея вижу, из комнаты его вдовы, взволнованный и гневный, выбегает Лев Николаевич и кричит мне: — Нет?! ты себе представь только, до чего она ничего не понимает! Я, говорит, рада, что он причастился: по крайности, от попов теперь придирок никаких не будет! В исповеди и причастии она только эту сторону и нашла! И долго еще после этого не мог успокоиться Лев Николаевич и, как только проводил тело брата до церкви — в церковь он, как отлученный, не вошел — тотчас же и уехал к себе в Ясную Поляну».

В октябре 1910 года  знакомый Толстому старец Иосиф был уже сам тяжело болен. На станцию Астапово был отправлен (с причастием и благословением Синода) его будущий преемник - старец Варсанофий (Плиханков).
Но перед ним стеной встало окружение "старца Льва" - несмотря на все заверения Варсонофия, что он не будет ни о чем спорить с Толстым, не будет волновать его, а просто спросит его, не желает ли он принять причастие перед смертью - несмотря на все это Толстому даже не доложили о приезде Варсанофия. Последний говорил потом: «Хотя он и Лев был, но не мог разорвать кольца той цепи, которою сковал его сатана».

imagesCA2UG42X  163_061110_LT  imagesCAJ2B2MX
.........старец Иосиф...................................."старец Лев":).....................старец Варсанофий.......


Вот и всё. Какой из всего этого вывод?
А это уж пусть каждый сам решает, жизнь - штука мудреная, её прожить - не то, что мутовку облизать:)


Источники:

http://lib.ru/LITRA/KUPRIN/anathema.txt

http://azbyka.ru/hristianstvo/iskazheniya_hristianstva/4g82-all.shtml

http://www.pravmir.ru/cerkov-skorbit-o-lve-tolstom/

http://www.optina.ru/pub/p24/
.
Subscribe

  • Теперь уже реально про футбол)

    Воспользуюсь для поста своим коментом у Павла Шипилина: . . . . . . . . . . . Блин, как же все-таки здорово, что единственное, что можно сказать в…

  • День памяти

    А вспомнить можно многое. И по-разному. Можно испытывать скорбь - и есть от чего. Поставить прекрасных и печальных "Журавлей" и помолчать, глядя в…

  • Поздравляю всех моих друзей с наступлением лета!

    Спасибо вам за эти годы общения. От всей души желаю вам счастья, радости и любви.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments

  • Теперь уже реально про футбол)

    Воспользуюсь для поста своим коментом у Павла Шипилина: . . . . . . . . . . . Блин, как же все-таки здорово, что единственное, что можно сказать в…

  • День памяти

    А вспомнить можно многое. И по-разному. Можно испытывать скорбь - и есть от чего. Поставить прекрасных и печальных "Журавлей" и помолчать, глядя в…

  • Поздравляю всех моих друзей с наступлением лета!

    Спасибо вам за эти годы общения. От всей души желаю вам счастья, радости и любви.